Н.Ч. Рамануджачари

ОДИНОКИЙ УЧЕНИК

(Монография о Т. Суббе Роу — 1856–1890)


Об авторе

Н.Ч. Рамануджачари, магистр политических наук и бакалавр юридических, родился в 1935 г. в г. Виджаявада (штат Андхра прадеш, Индия) и давно является членом Теософического Общества. Он член Союза писателей Индии и известен как автор рассказов на телугу под псевдонимим Шривиринчи.


Пролог

Одно из имён, тесно связанных с историей начала теософического движения Индии — Т. Субба Роу, которого также уважительно называют свами Субба Роу.* Он был посредником в приглашении основателей Теософического Общества в Индию и установлении его всемирной штаб-квартиры в Адьяре. Происходя из телугуговорящей брахманской семьи, жившей в области Годавари тогдашнего Мадрасского президентства, он был как весьма сведущ в восточной учёности, так и весьма начитан в английской литературе, что сыграло существенную роль в его успехе в общественной жизни. Он был успешным адвокатом, практиковавшим в г. Мадрасе.

__________
* Правильнее — Рау, т.к. написание Row не является научной транскрипцией, а соответствует чтению соответствующего английского слова. Однако к моменту перевода этой биографии неправильное чтение настолько закрепилось, что уже невозможно его менять. — Прим. пер.

С момента, как он познакомился с теософическим движением, он осознал свою принадлежность к нему и стал тесно связан с его основателями и их деятельностью, хотя позже и вышел из формального членства. Его выход был вызван серьёзными разногласиями с Е.П. Блаватской по философским вопросам и некоторым моментам политики, но всё это не уменьшает его вклада в теософическое знание. Его труда продолжают с уважением цитировать. Даже хотя он не стал сотрудничать в написании «Тайной доктрины», как предлагалось первоначально, его влияние в оккультных вопросах было слишком велико, чтобы его не замечать. Можно даже выдвинуть тезис, что написанное Блаватской об индусских философских доктринах имело основой то знание, которое принёс Субба Роу из школы Шрингагири, относившейся к системе тарака раджа-йоги философии веданты.

Некоторое время Субба Роу был редактором журнала Теософического Общества, входил в разные комитеты, в т.ч. в литературный и исполнительный, а потому был связан с многими политическими решениями того периода. Когда Теософическое Общество столкнулось с такими кризисами как заговор Куломбов и расследованием Общества Психических Исследований, Субба Роу счёл уместным удалиться от активной публичной деятельности, чтобы имена Учителей Мудрости не профанировались. Он укреплялся в своём представлении, что Е.П. Блаватская «открыла профанам слишком много», и сам он стал настроен против неё уже до того, как она покинула Адьяр, чтобы никогда туда не возвратиться.

«Существуют ли Учителя?» — вопрос, который занимал большинство членов Теософического Общества в первые его дни. И хотя много интеллектуалов проявляли нерешительность в этом вопросе, Субба Роу был не таким. Для него Учителя существовали, но об их существовании не следовало дискутировать. Так как у нынешнего поколения теософов этот взгляд преобладает, Суббу Роу можно считать первопроходцем в этом отношении.

С годами Теософическое Общество пережило много потрясений, течений и встречных потоков. Но его упор на такие фундаментальные принципы как единство жизни и духовное возрождение человечества продолжают поддерживать его на твёрдом основании и завоёвывают уважение общественности. И одним из факторов, которые внесли в это вклад, были положение и искренность таких людей как Субба Роу.

Сохранилось записанными немного биографических данных о Суббе Роу и его семье. Мы знаем, что незадолго до смерти он разрешил своей молодой жене усыновить мальчика, что она и сделала. Но по невезению этот мальчик, Бхаскара Тиммараджу (сын Шивы Рау, старшего брата Суббы Роу) тоже умер молодым — в 16 лет, а его жена Сита Махалакшмамма усыновила сына своего брата Муртираджу и переименовала его в Суббу Рау. К счастью этот Субба Рау, по профессии инжернер-механик, приёмный внук нашего основного героя, живёт с женой и сыном в Элуру, областном городе штата Андхра Прадеш, и занимается бизнесом и делами семьи. Он испытывает расположение к Теософическому Обществу и является его членом.

На следующих страницах предпринята попытка представить факты, собранные из нескольких источников, о жизни, трудах и философии Суббы Роу, и дать верный исторический контекст. Надеюсь, что это позволит читателям прийти к некоторому пониманию событий, которые образуют исторический фон для целей и работы движения, которым оно серьёзно следует до сих пор.


Т. Субба Роу, член Теософического Общества

«То, что он жил в Мадрасе, было одной из причин нашего выбора этой столицы президентства для нашей официальной резиденции», — говорит полковник Х.С. Олкотт в «Листах старого дневника», рассказывая о первых днях Теософического Общества в Индии.

«Он» — это Таллапрагада Субба Роу, молодой вакил [поверенный] из Трипликэйна (Мадрас), которому было суждено сыграть достойную, хотя вызвавшую много беспокойств роль в истории Общества. Олкотт пишет: «Я предпочитаю Мадрасское президентство прочим как благодаря климату, так и потому, что оно наиболее просвещённое из всех. В деревнях больше учёных пандитов, а образованный класс в целом меньше испорчен западным образованием. В Бангалии и Бомбее больше литераторов класса Теланга и Бхандаркара, но не припомню ни одного равного Т. Суббе Роу из Мадраса по яркому таланту постижения духа Древней Мудрости».1

Субба Роу встретил основателей Теософического Общества и сопровождавших их в 11 утра 23 апреля 1882 года, когда они прибыли на пароходе из Калькутты, и «задержал их на борту до 16 часов, то есть до времени, на которое была назначена официальная встреча».2

3 февраля 1882 г. он написал Блаватской, что думает, что «было бы весьма желательно, чтобы вы приехали сюда, если позволят обстоятельства, к тому времени, когда полковник Олкотт прибудет сюда из Калькутты».3 Он был в переписке с основателями, которые тогда поселились в Бомбее.

Субба Роу был принят в члены общества 25 апреля 1882 г., «один, в частном порядке, по какой-то непостижимой таинственной причине», утверждает Олкотт.3

За время первого пребывания основателей в Мадрасе, которое продлилось до 3 мая, было принято около 50 членов. Х.С. Оллкотт пишет:

«Мадрасское теософическое общество было создано с Р. Рагхунатхом Рау в качестве президента и Т. Суббой Роу в качестве секретаря. Первый приложил все усилия, чтобы сделать это отделение успешным, но он не был достаточно хорошо поддержан вторым, который был очень бездеятельным на этом посту».4

Субба Роу продолжал помогать работе основателей своими статьями, а некоторое время и изданием «Теософиста». Он также работал в ряде комитетов, включая генеральный совет, пока не вышел из членов. На тот момент он был президентом Мадрасского Теософического Общества. Приложение к «Теософисту» за июль 1888 г. гласит: «На заседании исполнительного комитета 17 апреля 1888 г. в его члены выбран деван Р. Рагхунатха Рау вместо вышедшего Т. Суббы Роу».

Субба Роу был одним из из членов совета, созванного А.О. Хьюмом в мае 1885 г., для «спасения» Теософического Общества. Хьюм предложил главным должностным лицам уйти в отставку, продать недвижимость в Адьяре и создать вместо этого новое научно-философско-гуманитарное теософическое общество. Члены совета отказались принять это предложение и встретились с Блаватской, чтобы подтвердить ей свою поддержку.5

Олкотт пишет: «В этот период мы много видели Т. Субба Роу в штаб-квартире и много раз пользовались возможностью получить от него полезные наставления в оккультизме». В личном письме к Блаватской от 1 января 1886 г. он писал:

«Ты помнишь великий проект Суббы Роу по национальному Обществу Адвайты, который должен был тайно продвигаться некоторыми посвящёнными, а отцом которого должен был стать Шанкарачарья,* первосвященник, и который действовал бы в гармонии с Теософическим Обществом. Так вот, оно только что родилось, встречи проводятся, составлен проект правил, Шанкарачарья согласился быть президентом, и в одном только этом президентстве вступят 400 или 500 пандитов. Предложили деньги на лекционный зал в Мадрасе, а проповедники адвайты поедут по всей Индии. Субба Роу хочет сделать так, чтобы это усилило существующие теософические общества и отделения, и взрастило новые там, где их нет — так что, видишь, он особенно желает, чтобы не было скандалов или шума в связи с Т.О. из опасений, что Шанкарачарья (посвящённый) и вся ортодоксальная партия испугаются и решат отколоться.

А теперь ради Бога, тише и спокойнее — ты знаешь, кто такой Шанкарачарья!

Мы через некоторое время всё устроим так, что ты сможешь вернуться с честью.»7

__________
* Глава ордена тоже носит титул Шанкарачарья, вероятно, имеется в виду он. — Прим. пер.

Во время годового съезда 1885 г. Субба Роу прочёл вводную лекцию о Бхагавад-гите, а позже, в 1886 г., серию из 4 лекций, текст которых позже был выпущен в виде книги. Олкотт пишет:

«Сессии [съезда] того года [1886] запомнились циклом из 4 лекций Т. Суббы Роу о Бхагавад-гите, очеровавшие слушателей, и сейчас, выпущенные в форме книги, являются одним из самых ценных сокровищ нашей теософической литературы. Они стали предвестником того интеллектуального характера, который придали нашим ежегодным адьярским встречам беседы А. Безант».8

В 1898 г. он писал:

«Вспомним, что в 1887 г., когда м-р Купер-Оукли по назначению Е.П.Б. выполнял обязанности редактора «Теософиста», он опубликовал статью Т. Суббы Роу о количестве «принципов», составляющих человека, где тот предпочёл экзотерическую пятеричную классификацию в противоставление оккультной семеричной. Этот шаг вверг её в неистовую ярость, за чем вскоре последовало основание ею журнала «Люцифер» (ныне — «Теософикал ревью»). М-р Купер-Оукли ушёл с должности редактора и редактирование принял на себя я, оставляя однако имя Е.П. Блаватской на обложке в течение нескольких лет, пока она не попросила меня заменить его моим. М-р Купер-Оукли со своим другом д-ром Нилдом Куком, как и Субба Роу, вышли из членов Общества».9

Но даже после выхода из Общества Субба Роу продолжал встречаться с основателями, был подписан на их журналы и говорил о них «в прежнем дружеском тоне». Олкотт считал, что разногласия Блаватской и Суббы Роу «в некоторой степени возникли благодаря третьим лицам». Субба Роу продолжал посещать адьярскую штаб-квартиру, пока болезнь не приковала его к постели. Последний зафиксированный его визит состоялся в первую неделю апреля 1890 г.

Олкотт так описывает выход Суббы Роу из общества и сопуствующие факторы:

«Бомбейское отделение 30 ноября [1888 г.] послало мне резолюцию, рекомендующую просить вышедшего Т. Суббу Роу вернуться, но я определённо отказался унижать достоинство Общества каким-либо подобным прецедентом, каким бы влиятельным ни был отделившийся. Моим убеждением всегда было, что дело, за которое мы ратуем, бесконечно больше и величественнее, чем любой человек, занятый в работе Т.О., и просить кого-либо оставаться с нами против его склонности было бы ронять самоуважение. По моему представлению, нет для человека высшей чести, чем возможность помогать Учителям в их благотворном плане по подъёму современного человечества».10

3 июня 1880 г. Олкотт посетил Суббу Роу по его просьбе. Его рассказ о встрече демонстрирует отцовскую любовь, которую он всегда к нему испытывал:

«Он был в ужасном состоянии; тело его с головы до ног покрылось нарывами и волдырями в результате заражения крови, произошедшего по каким-то таинственным причинам. Он не мог связать эту причину с едой или питьем и решил, что его болезнь была вызвана злобным влиянием элементалов, чью враждебность он вызвал определенными церемониями, проведенными им во благо своей жены. У меня возникло такое же впечатление, так как когда я подошел к нему, то сразу же почувствовал возле какое-то странное пугающее присутствие. Я был невыразимо потрясён физическим состоянием этого учёного оккультиста, человека, которого высоко ценила Е.П.Б., и автора превосходных лекций по Бхагавад-гите. Хотя моё месмерическое лечение и не спасло ему жизнь, оно придало ему много сил, так что он смог переехать в другой дом, и когда я увидел его десятью днями позже, мне казалось, что он пошел на поправку. Он сообщил мне, что улучшение его состояния началось со дня моего визита.»11

Олкотт написал для «Теософиста» заметку «Смерть Т. Суббы Роу». В приложенном к ней примечании говорится: «Вышеизложенное, будучи рассмотрено на семейном совете, было одобрено следующим образом: Прочитано и найдено верным — Д.Т.Р, шурин Т. Суббы Роу».12

О безвременной смерти Суббы Роу (ему оставалось две недели до 34-летия) помимо родственников и коллег скорбели многие члены Теософического Общества.

Тем, кого удивляет, почему столь ортодоксальный ведантист и брахман как Субба Роу сначала вступил в Т.О., а потом из него вышел, будет интересен следующий отрывок из письма, написанного им самим своему другу:

«Не обязательно быть членом какого-либо общества, чтобы заслужить гуру. Но теперь оккультные братства во всех частях света взяли за правило, что стремиться к приёму в их ряды следует через Теософическое Общество. Я не злоупотреблю ничьим доверием, если сообщу вам, что лично знаю много примеров того, как тем, кто были уже челами до прихода к нам в Индию Теософического Общества (а один из них был очень высоким челой) их Учителями было указано вступить в Общество под угрозой того, что они будут ими оставлены.»13

Нет сомнения, что Суббу Роу уважали за его огромную эрудицию и обученность в оккультной науке. Его долго будут помнить в теософических кругах как «блестящего молодого мистического философа».


Ссылки на литературу

1. Х.С. Олкотт, «Листы старого дневника» / H.S. Olcott, «Old Diary Leaves» (ODL), Adyar, TPH, 1974, т.II, c. 362.

2. ODL, II, 344.

3. Письма Е.П. Блаватской Синнетту, письмо CLXI (далее — «Письма Е.П.Б.»).

4. ODL, II, 344.

5. Письмо Блаватской Синнетту в «Письмах махатм», Adyar, TPH, 1979, с. 461-2.

6. ODL, III, 394.

7. Письма Е.П.Б., № CLXVI, 325.

8. ODL, III, 400.

9. ODL, VI, 343.

10. ODL, IV, 74.

11. ODL, IV, 241-2.

12. «The Theosophist», июль 1890, также T. Subba Row, «Esoteric Writings», Adyar, TPH, 1980, xiv.

13. «The Theosophical Forum», vol. VI №7, 188, цит. в «Damodar and Pioneers of The Theosophical Movement» (сост. Sven Eek), Adyar, TPH, 1975, 668.


Достижения Т. Суббы Роу в области письменных трудов

Субба Роу мог сколько угодно обсуждать философские вопросы, но писал он неохотно. Полковник Олкотт, хотя и очень его любил, не смог стерпеть его лени. Он выразил своё неудовольствие тем, как работало Мадрасское Теософическое Общество. В 1882 г. он писал:

«Похоже, в течение некоторого времени местное общество было охвачено волной энтузиазма, и не удивительно, что мы оба [основатели] поверили, что он будет продолжаться, но время развеяло эту иллюзию. Вскоре после того, как был открыт Космополитический клуб, где можно было праздно проводить время, читать, и где были также и бильярдные, наши возбуждённые друзья постепенно оставили метафизику и философию йоги ради возвышающей игры в пул и бездумного чтения подшивок газет».1

В личном письме к Блаватской от 19 января 1886 г. он пишет:

«И ещё одно. Субба Роу глубок в сравнительном изучении индийской и египетской философии и символизма. Он открыл новую область, став первопроходцем в своей «Деве мира». А.К. и Э.М.*, конечно, послали критический ответ, который будет опубликован в следующем месяце, и это тронуло его так, что он ответил».2

__________
* Вероятно, А. Кингсфорд и Э. Мэйтлэнд. — Прим. пер.

Далее он заявляет, что «С.Р. — воплощение лени и эгоизма, но если есть кто-то, кто будет записывать и выполнять всю трудоёмкую работу, он будет говорить вволю.»3

Олкотт явно негодовал, что Субба Роу не вкладывает достаточно усилий в передачу наставлений стремящимся и не делает всё, что в его силах, чтобы писать на благо будущих поколений. У Суббы Роу вполне могли быть на то свои причины; мы должны также помнить, что он был вакилем и весь рабочий день был занят практикой в судах Мадраса, которой он зарабатывал, и «возможно, занимался бы этим ещё больше, если бы уделял меньше внимания философии».4

Литературная работа Суббы Роу началась, когда он вступил в Теософическое Общество и стал принимать активное участие в его работе.* Его первой статьёй была «Двенадцать знаков зодиака», в которой он объясняет эзотерическое и духовное значение знаков и соотносит их с силами природы и космоса.5 Также он соотносит их с «первой главой в истории этой вселенной», простирая от самосущего вечного Брахмана до пяти элементов. «Истоия творения этого мира с его начала до нынешнего времени состоит из семи глав. Седьмая ещё не написана [не окончена]».6 Е.П. Блаватская цитировала это его утверждение во вводном примечании к главе «Итог» «Тайной доктрины». Эта статья привлекла её внимание, и она цитировала её в «Тайной доктрине».

__________
* В предисловии к его собранию сочинений (см. следующую сноску) говорится, что у него ещё были труды по геологии и юриспруденции, которые в собрание не вошли. — Прим. пер.

Т. Субба Роу писал статьи, обзоры, ответы на вопросы и возражения на критические статьи для «Теософиста», которым он некоторое время заведовал. В виде книги эти статьи были опубликованы в 1897 г. под названием «Эзотерические труды Т. Суббы Роу», бакалавра искусств и юриспруденции и члена Т.О., Бомбейским фондом теософических публикаций, финансируемым главным образом Тукарамом Татьей, хорошим другом теософического движения и Суббы Роу. Это издание один или два раза переиздавали, но исправленное и дополненное второе издание было выпущено в 1931 г. Теософическим Издательством, где К. Джинараджадаса добавил до тех пор неопубликованные тексты, собранные из заметок, сделанных судьёй Субраманья Аером, который был другом Суббы Роу. Среди них письмо к шри Вавилала Шивавадханудугару из Мачилипатнама от 1 июля 1885 г. Это письмо имеет огромную важность, поскольку объясняет позицию, которую занимал Субба Роу по многим насущным тогда вопросам. Далее следуют выдержки из него:

«Ваше утверждение, что теософия сама себе противоречит, заявляя сначала, что высшее духовное совершенствование возможно для каждого человека, а затем, что на эту возможность влияет карма, не верно. Карма сама продукт усилий и действий человека, и может быть изменена человеческим устремлением. Карма — не установившаяся и неизменная причина, существующая извечно и вечно, предопределяя судьбу каждого человека на тысячи воплощений... есть определённый путь прогресса до уровня адепта... Злые страсти человечества на нынешнем этапе преграждают путь, а не адепты. Они хотят помочь каждому человеку, годному для этого рода учёбы, если он действительно хочет помочь себе... Никто не является непорочным и никто — всецело порочным... Их [адептов] влияние на прогресс человечества будет тем же, будут ли они жить в местах своего уединения или в таком месте как Мадрас... Вы говорите, что не можете понять осаждения письма... и никакие теоретические объяснения, которые я могу дать, вас не удовлетворят... ваша неспособность постичь это не опровергает самого феномена. Она [Блаватская] оказалась единственным агентам, которого махатмы могут использовать для целей Т.О... Пожалуйста, вспомните, что человек, живущий в теле мадам Б. (который — индусский чела) испытывает огромные трудности, справляясь с... Мы решили, ... что Общество как таковое не должно брать на себя обязанность по защите мадам Б. ...Отчёт Ходжсона враждебен, несомненно. Однако мы не несём за него ответственности. Далее последствия были из-за неверных утверждений некоторых неразборчивых в средствах людей в нашем лагере... Больше я ничего сейчас об этом сказать не могу... Полковник Олкотт, возможно, сделал несколько беспечных заявлений в духе бравады,... они не значат ничего серьёзного. Я могу вас заверить, что у оккультной науки и Теософического Общества — та же основа истины, на которой они стоят.»7

В этот текст включены и его идеи о классификации принципов, споры и находки с этим связанные, хотя они происходят из другой его книги, «Философия Бхагавад-гиты».8 Сейчас распространяется исправленное и дополненное издание «Эзотерических трудов» Суббы Роу, переизданное TPH в 1980 г. В дальнейшие издания этой книги, возможно, включат и его лекции о Бхагавад-гите, чтобы все его труды были доступны в одном томе.*

__________
* В 2001 г. вышло дополненное «Собрание сочинений Т. Суббы Роу» («T. Subba Row Collected Writings», Point Loma Publications, USA, 654 с.) сост. Хэнком Спиренбергом. — Прим. пер.

Книга «Философия Бхагавад-гиты» была составлена из записей его лекций на теософическом съезде 1886 г., отредактированных им самим. Эти лекции и глубоко учёны, и мистичны, и принесли ему много славы. Е.П. Блаватская много цитирует эту книгу в «Тайной доктрине», а именно в примечаниях о термине «мулапракрити» и объяснении значения чисел и аватар.

За этот текст мы должны быть благодарны Субраманья Аеру. Если бы не его судьбоносное отсутствие — когда были прочитаны эти лекции, он был в Калькутте — мы бы не имели их в такой форме. М-р Аер нанял стенографиста, заплатив ему 150 рупий из своих средств, чтобы тот записал и транскрибировал для него эти лекции. Записи эти были просмотрены и откорректированы самим оратором для печати в «Теософисте». У самого Суббы Роу не нашлось бы времени или энергии записать эти выступления самостоятельно.

В 1888 г. эти лекции были изданы Тукарамом Татьей из Бомбея в виде книги, и позже переиздавались много раз. Было два основных издания этой книги — Theosophical Publishing House (Адьяр), 1931, и Theosophical University Press (Калифорния), 1934, под названиями «Philosophy of Bhagavad-gita» «Notes on the Bhagavad-gita» соответственно.* Хронология лекций и связанная с этим информация прилагаются. В начале Субба Роу формулирует точку зрения Теософического Общества и объясняет предпосылки, на которых основывается Бхагавад-гита:

__________
* При подготовке русского издания («Философия Бхагавад-гиты», Киев, 2001) были использованы оба. — Прим. пер.

«Прежде чем приступить к предмету, я думаю, необходимо сделать несколько предварительных замечаний. Все вы знаете, что наше Общество учреждено на космополитической основе. Мы не обручены с какой-либо особенной верой или конкретной системой религиозной философии. Мы считаем себя просто исследователями. ... Мы сможем, несомненно, выявить фундаментальные принципы всей философии и основать на них систему, которая будет наилучшим образом соответствовать нашим нуждам и чаяниям... Я просто представлю их [свои взгляды], чтобы они были рассмотрены так, как они того заслуживают. Это результаты моих собственных исследований различных систем философии и никакого высшего авторитета им не приписывается...

Бхагавад-гита начинает с некоторых предпосылок, которые не объясняются пространно — на них просто делаются намёки здесь и там, и они цитируются с целью усилить учение, или как авторитетное мнение, и Кришна не вдаётся в детали философии, являющейся их основой. Однако за его учением имеется философский базис, и без его внимательного рассмотрения мы не сможем понять практических приложений учения Бхагавад-гиты или даже проверить их единственным путём, коим они могут быть проверены.8

Он говорит:

«...Я не имею в виду принятие семеричной классификации принципов человека, которая к этому времени стала общепринятой в теософических сочинениях... Эта семеричная классификация, которую я не собираюсь принимать, кажется мне очень ненаучной и сбивающей с пантолыку.»

В сноске говорится, что «Это заявление вызвало спор между докладчиком и Е.П. Блаватской, см. выпущенное нами „Собрание эзотерических трудов Суббы Роу“».10.

Субба Роу продолжает:

«Более того, эта семеричная классификация почти бросается в глаза своим отсутствием во многих наших индусских книгах. Так или иначе, значительная часть её почти непонятна индийским умам; так что лучше принять проверенную временем классификацию из четырёх начал...»

Похоже, это заявление подразумевает, что всё, чего нет в «индусских книгах», для Суббы Роу неприемлемо. В третьей лекции он говорит:

«В „Тайной доктрине“ будет сделана попытка, насколько возможно, указать природу этой тайны [Кришны и его воплощений, упомянутых в Бхагавад-гите, а эта тайна уходит в самый корень оккультной науки], но не следует воображать, что завеса будет полностью сдёрнута и вся мистерия — раскрыта.»12

Это свидетельствует о том, что он собирался помогать Блаватской в редактировании этого труда; к сожалению, это не состоялось.

Он даёт своим лекциям походящее завершение, указывая на уникальность теософической точки зрения и призывая членов Общества, которые являются искателями истины, работать в верном направлении:

«Наше Общество не может снабдить вас уже переваренной философской пищей, хотя бы вы и находились в идеальном состоянии пассивности, являющемся целью приверженцев санкхьи; напротив, ожидается, что каждый из вас прочитает и изучит предмет самостоятельно. Читайте и приобретайте знание, а потом используйте приобретённое на благо ваших соотечественников. ...Мы приняли целое собрание суеверий и практик, которые никоим образом не ведут к благополучию индусской нации, а лишь деморализуют её и истощают её духовную силу, и которые привели к нынешнему положению вещей, причиной которому, как я считаю, не только политическая дегенерация.

Наше Общество стоит на совершенно несектантской основе; мы симпатизируем всякой религии, но не всякому злоупотреблению, существующему под личиной религии; и симпатизируя каждой религии и делая всё, что в наших силах для восстановлении общих оснований, лежащих под всеми религиозными верованиями, каждому из нас следует считать своим долгом просвещать в философии религии и наших собственных соотечественников, стараясь вернуть их к более чистой вере — вере, которая, без сомнения, существовала в прежние времена, но сейчас живёт лишь в виде названия или на страницах забытых книг.»13


Хронология статей

Название«Теософист», номер и страница   Ссылка на изданный текст
Заметки о Бхагавад-гите I*Февраль 1887, 299–311с. 10–34
– " – IIМарт 1887, 359–70с. 35–57
– " – IIIАпрель 1887, 430–47с. 58–95
Статья ЕПБ «Классификация принципов»Апрель 1887, 448–56с. 315–32
Ответ Суббы Роу «Строение микрокосма»Май 1887, 504–11с. 333–49
Заметки о Бхагавад-гите IVИюль 1887, 633–48с. 96–127
«Переклассификация принципов» ЕПБАвгуст 1887, 651–55с. 350–58
Субба Роу «Строение микрокосма», продолж. со с. 511Август 1887, 699–707с. 359–75
У.К. Джадж, «Теософические теории микрокосма»Август 1887, 712–14
Н.Д. Кхандалавала, «Бхагавад-гита и принципы микрокосма»с. 376–87

__________
* Записи выступлений экспромтом Т. Суббы Роу, бакалавра исскуств и юриспруденции, перед делегатами съезда Теософического Общества в Адьяре, Мадрас, 27–31 декабря 1886 г.


Ссылки на литературу

1. ODL, II, 343.

2. Письма Е.П.Б., №CLXVII, 326.

3. Там же, с. 326; статья «Дева мира» опубликована также в «Эзотерических трудах» (далее EW).

4. EW, xii; также опубликовано в «Теософисте» за июль 1980 г.

5. Там же, 3.

6. «Тайная доктрина» / «The Secret Doctrine», т.I, Adyar, TPH, 1971, 313; см. также EW, 19.

7. EW, 562–7.

8. T. Subba Row, «Notes on the Bhagavad-gita», California Theosophical University Press, 1978, 10–11.

9. Там же, 13–14.

10. T. Subba Row, «Lectures on Study of the Bhagavad-gita», Bombay, Tookaram Tatya. 1897, 7–8.

11. T. Subba Row, «Notes on the Bhagavad-gita», California Theosophical University Press, 1978, 15.

12. Там же, 69.

13. Там же, 126–27.


Мистические практики Т. Суббы Роу

Согласно биографическому очерку, составленному Х.С. Олкоттом, Субба Роу «не выказывал ранних признаков владения мистическим знанием». Мать Суббы Роу сообщила Олкотту, что «её сын впервые заговорил о метафизике после знакомства с основателями Теософического Общества, которое началось с переписки с Е.П.Б. и Дамодаром, а потом стало личным просле нашей встречи с ним в 1882 г. Мадрасе».1

Олкотт продолжает: «Ему внезапно будто открылась сокровищница давно забытого оккультного опыта; к нему вернулось воспоминание о предыдущем воплощении, он узнал своего гуру и с тех пор находился в общении с ним и другими махатмами — с некоторыми лично в нашей штаб-квартире, с другими — в других местах и по переписке».2

Нужно помнить, что Субба Роу родился в религиозной и ортодоксальной семье брахманов традиции смарта.* Учитывая эпоху и его воспитание, вполне можно предположить, что со времени его посвящения (упанаянамам) в религиозные мистерии он практиковал сандхьяванданам и нитья-агни-карьям (ежедневные приношения огненным богам). В религиозной жизни это было рутинным и не требовало от практикующих метафизической или философской учёности.

__________
* От слова смрити, т.е. основывающихся текстах, у которых есть автор. — Прим. пер.

Субба Роу заявлял, что «треть своей жизни провёл в мире, о котором его собственная мать не имела представления»3 (то есть так далёк он был от рутинной жизни). По-видимому, он привлёк внимание Е.П. Блаватской своей статьёй «Двенадцать знаков зодиака», написанной для «Теософиста» в 1881 г. Он был с ней в переписке ещё до того, как они наконец встретились в 1882 г.

В 1876 г. он получил степень бакалавра искусств, и согласно тому, что он рассказал С. Субраманье Аеру (который позже был главным судьёй Мадрасского высшего суда), с тех пор он уже девять лет занимался изучением духовной философии. Он практиковал хатха-йогу, получая наставления от мудрого старика, чёрного дравида. У этого духовного учителя было подходящее имя Даттатрея.

Духовная и философская система, которую принял Субба Роу, называется тарака раджа-йога, «одна из систем брахманической йоги для развития чисто духовных сил и знаний, которые ведут в нирвану».4

Похоже, что изданных текстов, излагающих эту систему философии, не существует, но должно быть, её практика действительно сурова, если он ей относит свои оккульиные знания на её счёт. По его собственным словам, «Тарака раджа-йога — это как бы центр и сердце ведантической философии, равно как и (в своих высших аспектах) самая важная часть древней мудрости-религии. Сейчас в Индии о ней знают очень мало... Однако по правде это одна из семи основных ветвей, на которые делится вся оккультная наука, и происходит она во всех отношениях от «детей огненного тумана» таинственный страны Шамбалы».5

Он отказывался давать духовное обучение всем тем, кто не был должным образом подготовлен для его получения. Например, он категорически отказался вести или обучать Субраманья Аера, своего коллегу по юриспруденции и друга по Космополитическому клубу, потому что тот не совершал нитья-сандхья-ванданам (ежедневного приношения солнечному богу).

Встреча с Е.П. Блаватской открыла для него новые двери восприятия. Он высоко ценил её оккультные знания и способности. Он считал, что её тело занимал «индусский йог», который и производил феномены. Но трудно определить, как его связь с ней соответствовала ранее полученным им знаниям из практики хатха-йоги или тарака раджа-йоги. В личных разговорах с Олкоттом и другими он не скрывал того факта, что его гуру — Учитель Морья, и что это ясно открылось ему, когда он впервые встретил Е.П.Б.6

Учитель К.Х. в письме, датированном июнем 1882 г., подтверждает, что он действительно был челой Учителя Морьи.

«Я не знаю Суббы Роу — он ученик М. По крайней мере, он очень мало знает обо мне. Но всё же я знаю, что он никогда не согласится приехать в Симлу. Но если Морья ему прикажет, он будет учить в Мадрасе...»7

У Суббы Роу было сильное чувство, что оккультную науку, её практику и применение следует охранять. По этой причине он вызвал неудовольствие Блаватской, но это на него никак не повлияло. Его духовным учителям тоже приходилось проявлять по отношению к нему огромное терпение. Учитель М. писал А.П. Синнетту 7 декабря 1882 г.:

«Вы должны иметь терпение с Субба Роу. Дайте ему время. Сейчас он проходит тапас и его не следует беспокоить. Я скажу ему, чтобы он не пренебрегал вами, но он очень ревнив и считает обучение англичанина святотатством».8

Помимо прочих факторов, удержание в тайне и отказ открыть это даже ценой жизни или бесчестия было для него обязательной частью оккультной практики. В письме от 3 февраля 1882 г. к Блаватской ещё до личной встречи с нею он писал:

«Тот немногий оккультизм, который остаётся ещё в Индии, сосредоточен в этом Мадрасском президентстве, и в этом факте вы сможете со временем убедиться сами. Великое возрождение йога-видьи во времена нашего великого Шанкарачарьи началось в этой части Индии; и с тех пор и поныне южная Индия избегала несчастья — никогда не была оставлена всеми своими посвящёнными».9

«В полдень [в день его смерти] он сказал, что его позвал его гуру; он собирался умереть, он должен был теперь начать свой тапас (мистические призывы) и не желал, чтобы его беспокоили. С того времени он ни с кем не говорил».10

Ясно, что это было не столько предчувствие смерти, сколько сознание непрерывности жизни под руководством его Учителя. Он ушёл в 10 вечера.

«Он жил своей оккультной жизнью в одиночку».11


Ссылки на литературу

1. «Death of T. Subba Row, B.A., B.L.», The Theosophist, июль 1890; перепечатано в EW, xiii.

2. «Esoteric Writings», xiii.

3. ODL, III, 394.

4. Е.П. Блаватская. Теософический словарь.

5. «Esoteric Writings», 364-65.

6. Howard Murphet, «Hammer on the Mountain», Wheaton, 1972, 166.

7. Письма махатм. ML-17, 115.

8. Там же, ML-12, 70.

9. Письма Е.П.Б., №CLXI, 318.

10. «The Theosophist», июль 1890.

11. Там же.


Учитель, который не стал бы учить

Субба Роу был заинтересован в том, чтобы выстроить внутри Теософического Общества костяк из «настоящих посвящённых», который бы «действовал по инструкциям, даваемым адептами».1

Следует помнить, что в 1879 г. Общество состояло из трёх секций:

«Высшая, или Первая секция состоит исключительно из сведущих в эзотерической науке и философии, или посвящённых, глубоко заинтересованных делах Общества, которые инструктируют президента-основателя, как лучше их вести, но знать которых никто не имеет права, кроме тех, с кем они сами решат общаться.2

Вторая секция включает тех теософов, которые доказали свои верность, смелость и энтузиазм, а также преданность Обществу.3

Третья секция — это та, в которую допускается кандидат, за которого должным образом поручились двое членов, и которому будут переданы знаки, слова и символы, и который берёт обязательство хранить секреты.4»

Цели Общества были переписаны в 1881 году. Они были следующими:

1. Образовать ядро всеобщего братства человечества.

2. Изучать арийскую литературу, религию и науку.

3. Отстаивать важность этого исследования и исправлять неверные толкования, которыми оно было затемнено.

4. Исследовать скрытые тайны Природы и способности, скрытые в человеке, на которые, как считают Основатели, оккультная философия в состоянии пролить свет.5

Отметим, что тогда в цели впервые была внесена идея о всеобщем братстве и была придана важность изучению арийской литературы и восточной философии. В 1875 г. высказанной целью общества было только «собирать и распространять знания о законах, которые управляют вселенной».6

Субба Роу ещё до того, как был принят в члены Теософического Общества, предложил помощь в формулировании некой «ритуалистической системы» и составлении плана «систематического оккультного обучения для тех, кто был принят в упомянутую секцию».7 У него были прочные убеждения насчёт йога-видьи южной Индии; он писал доверительно:

«Среди нас ещё есть люди, скрывшиеся от приставаний высокомерных британских должностных лиц и наглых миссионеров в тёмных горных пещерах и непроходимых лесах — те, кто почти достигли берегов океана нирваны».8

Он был в курсе неуверенного отношения таких людей, как Хьюм: «Эти суровые мистики доступны только искренне верящим в йога-видью и существование адептов. Даже если английский теософ вроде Хьюма случайно доберётся до одного из таких людей, он скоро начнёт подвергать его философию испытанию».9

7 мая 1882 г. Субба Роу писал А.П. Синнетту, что «Блаватская несколько раз за последние три месяца просила меня дать вам такие практические наставления в нашей оккультной науке, какие позволено мне давать человеку, находящемуся в вашем положении; а теперь мне приказано ... помочь вам в определённой степени поднять часть первой завесы тайны...» Для этого нужно было соблюдать следующие условия:

«1. Вы должны дать мне слово чести, что никогда не откроете никому, будь то член Теософического Общества или нет, переданные вам секреты, не получив на то заранее моего разрешения.

2. Вы должны вести жизнь, полностью согласную с духом правил, уже данных для вашего руководства.

3. Вы должны подтвердить своё обещание продвигать так, как в ваших силах, цели Теософического Сообщества.

4. Вы должны действовать строго по указаниям, которые будут даны вам вместе с обещанными наставлениями.»

Он добавляет, что «что-либо вроде колебаний ума относительно реальности оккультной науки и действенности предписанного процесса скорее всего не даст произвести желаемый результат».10

По-видимому, Синнетт дал согласие с какими-то оговорками. 26 июня Субба Роу написал другое письмо, содержащее некоторые указания по духовной подготовке и духовной жизни.

«...Никто из изучающих оккультную философию не добивался успеха в развитии психических способностей, не ведя жизни, предписанной для таких учеников... Простое знакомство с чудодейственными силами никогда не обеспечит бессмертия изучающему оккультную науку, если он не узнает средства постепенно смещать чувство индивидуальности от подверженного разрушению материального тела к нерушимому и вечному Не-Существу, представленному его седьмым принципом.»11

Он выразил готовность «дать вам обоим [Синнетту и Хьюму] такие теоретические наставления, которые я способен дать в философии древней брахманической религии и эзотерическом буддизме».12 Прежде, чем Субба Роу смог дать так сформулированный положительный ответ, он посоветовался со своим духовным учителем. Учитель К.Х. писал Синнетту:

«Я настоятельно советую сейчас не браться за задачу, которая вам не по силам и превышает ваши средства, ибо если раз дав обет, вы нарушите своё обещание, это на годы, если не навсегда, отрежет вас от всякого дальнейшего прогресса. Я с самого начала говорил Риши «М.», что его намерения добрые, но проект дикий. Как в вашем положении вы можете взять на себя подобную задачу? С оккультизмом нельзя баловаться. Он требует всё или ничего. Я читал ваше письмо к С.Р., которое он послал Морье, и вижу, что вы не понимаете начальных принципов подготовки чел.

Бедный Субба Роу попал в затруднительное положение — вот почему он вам не отвечает. С одной стороны, рядом с ним неукротимая Е.П.Б., которая осаждает Морью, требуя награды вам, и сам М., который хотел бы, если бы мог, удовлетворить ваши желания; с другой стороны, он натыкается на неодолимую китайскую стену правил и Закона. Верьте мне, добрый друг, учитесь, чему можете при этих обстоятельствах, а именно — философии феноменов и нашим учениям о космогонии, внутреннем человеке и т. д. Субба Роу поможет вам учиться, хотя его терминология — так как он посвященный брамин и придерживается брахманического эзотерического учения — отличается от «архатско-буддийской» терминологии. Но в сущности, обе то же самое — фактически они тождественны. Мое сердце трогает, когда я читаю искреннее и благородное письмо мистера Хьюма — особенно, между строк. С его точки зрения наше поведение должно казаться эгоистическим и жестоким. Был бы я Учителем! Через пять или шесть лет я надеюсь стать сам себе «водителем», и тогда положение вещей несколько изменится. Но даже Цезарь, закованный в цепи, не может их сбросить и заковать в них Хиипо или Трасо — тюремщиков. Давайте подождем. Я не могу думать о м-ре Хьюме, не припоминая каждый раз аллегорию моей собственной страны: демон Гордости охраняет сокровище — неисчерпаемое богатство человеческих добродетелей, божественный дар Брамы человеку. Демон теперь заснул над своим сокровищем, и теперь одна за другой добродетели начинают выглядывать... Проснется ли он до того, как они все успеют освободиться от своих вековых уз? Вот вопрос.»13

Блаватской Субба Роу более подробно объясняет, почему невозможно учить оккультной науке людей, подобных Хьюму и Синнетту, которые «не соглашаются получать оккультные знания таким способом, каким получают их обычные чела».14

«А в моём случае трудность значительно увеличивается по двум причинам:

1) Потому что я не дерзну показать явление оккультной науки практически, и 2) потому что я вынужден действовать так, как если бы я не знал Братьев, всего раз отказавшись о них говорить. Потому есть некоторая опасность того, что со временем эти люди разочаруются и откатятся в своё прежнее состояние скептицизма, если не станут вообще нашими врагами, когда обнаружат, что практических инструкций им не даётся.»15

Учитель К.Х. подтверждает это, когда говорит: «Видите теперь, чего он опасается. Пообещайте ему письменно, что не будете допрашивать его или на него давить, чтобы он ответил на ваши вопросы о нас, и он с удовольствием даст вам инструкции, и как вы видите, он не совсем неправ».14

Его глубоко укоренившиеся расовые предрассудки раскрываются в этом предложении: «Непросто будет заставить меня поверить, что какого-либо англичанина можно в самом деле побудить трудиться на благо моих соотечественников, не имея иного мотива, кроме искренних чувств и симпатии к ним».14

К.Х. довольно беспомощно говорит: «Как видите, его предубеждение столь глубоко, что он вряд ли поверит М. или мне, когда мы станем убеждать его в вашей искренности».14

Позже, 16 августа 1882 г., Субба Роу пишет Учителю К.Х., почему он посоветовал Хьюму не приезжать к нему в Мадрас. «Вряд ли нужно говорить, что я никогда не стану учить его всей мистерии нашей древней науки и философии, поскольку целиком я её не знаю и сам. И даже если я владею некоторыми секретами, которые открыты только посвящённым и подходящим кандидатам на посвящение, мне не будет позволено передавать из ему устно или любым другим способом сообщения».16

Чтобы получить ясное понимание ситуации, переписку, доступную из разных источников, следует читать в хронологическом порядке, который указан в конце этого раздела.

В марте 1885 г. Учитель К.Х. писал:

«Таким образом, мой друг, наступает вынужденный конец намеченным наставлениям по оккультизму. Все было условлено и приготовлено. Тайный комитет, назначенный для получения от нас писем и наставлений и передаче их восточной группе, был готов, когда несколько европейцев (по причинам, которых предпочту не упоминать) присвоили себе власть переменить решение всего Совета. Они отклонили (хотя причина, указанная ими, была другой) получение наших наставлений через Суббу Роу и Дамодара (последнего ненавидят господа Л. Фокс и Хартманн). Субба Роу отказался, а Дамодар уехал в Тибет. Можно ли наших индусов винить за это?»17

Весь план оккультного обучения, по-видимому, провалился не только по причине взаимного недоверия между индийцами и европейцами, но и из-за их глубоко укоренившихся предубеждений и догматичных и ортодоксальных идей.

__________________


Хронология писем от Т. Суббы Роу

3 февраля 1882BLS-CLXIБлаватской с приглашением её в Мадрас и предложением помощи в работе.
7 мая 1882ML-130Синнетту с просьбой дать определённые обещания
3 июня 1882ML-132Блаватской с выдержками из комментариев М.
ML-76Комментрарии К.Х. для Синнетта по предыдущему письму (№132).
27 июня 1882ML-131Синнету после получения его согласия, обставленного условиями, с объяснением трудностей в практическом обучении
10 августа 1882BLS-CLXIIБлаватской с объяснением, почему он не может учить Синнетта и Хьюма
16 августа 1882   BLS-CLXIV   К.Х. с объяснением ментальных и физических противопоказаний против визита Хьюма.


Ссылки на литературу

1. Письма Е.П.Б., №CLXI, 318.

2. Josephine Ransom, «A short history of the Theosophical Society», Adyar, TPH, 1938, с. 547.

3. C. Jinarajadasa, «The Golden Book of the Theosophical Society», Adyar, TPH, 1925, с. 246.

4. J. Ransom, «A short history...», с. 547-48.

5. Там же, с. 548.

6. Там же, с. 545.

7. Письма Е.П.Б., №CLXI, 318.

8. Там же, с. 316-17.

9. Там же, с. 317.

10. «Письма махатм», ML №130, с. 450.

11. Там же, №131, с. 451-52.

12. Там же, с. 452.

13. Там же, №132 и 76, с. 453 и 369-70.

14. Письма Е.П.Б., №CLXII, 318-21.

15. Там же, №CLXII, с. 320.

16. Там же, №CLXIV, с. 323.

17. «Письма махатм», ML №65, с. 357.


Т. Субба Роу и Е.П. Блаватская

Субба Роу читал газетные сообщение об основателях Теософического Общества и их прибытии в Индию. Хотя он встретился с ними в 1882 году, его переписка с ними началась раньше. В письме от 3 февраля 1882 г. он пишет Блаватской, приглашая её и Олкотта посетить Мадрас:

«Можете не сомневаться, мне лично не терпится увидеть вас; но это недостаточно веское основание просить вас приехать сюда. И хотя здесь ещё не учреждено никакого отделения Теософического Сообщества, но есть довольно много джентльменов, которые искренне симпатизируют вашим целям и задачам и были бы очень рады видеть вас... Ваша «Разоблачённая Изида» произвела на их умы очень сильное впечатление... Здесь, я полагаю, есть также несколько европейцев, которые очень хотят вас видеть. Поэтому подумайте, пожалуйста, не сможете ли вы уделить несколько дней, чтобы вознаградить ожидания этих джентльменов.»1

В том же письме он далее объясняет, как трудно было бы любому индийскому адепту посетить человека вроде Хьюма. Он объявляет, что «прежде, чем этих мистиков можно будет попросить сделать что-либо для теософов, потребуется некоторое время».2

Он предлагает принять некую «ритуалистическую систему посвящения во вторую секцию» и надеется, что она будет «составлена из настоящих посвящённых, действующих по инструкциям, даваемых адептами первой секции». Содержание этого письма в общем и целом было поддержано Учителем М., который с характерным для него юмором пишет об этом предложении: «Не самым плохим вариантом было бы посоветоваться с этим молодым человеком и по поводу предлагаемого руководства».3

Субба Роу не скрывал того факта, что его внутренние восприятия и оккультный опыт набрали силу только после того, как он встретился с Блаватской, и долгое время он испытывал к ней огромное почтение. Его мать говорила, что он восторженно отзывался о ней: «Она таинственная дама, в её присутствии случаются феномены — в её теле живёт индусский йог».

В августе 1882 г. Субба Роу поблагодарил Е.П. Блаватскую за присланную фотографию и добрый совет. «Я буду стараться изо всех сил, — говорил он, — не отклоняться от курса, указанного мне».4 В письме он говорит о себе:

«Что касается адептства, то мне очень хорошо известно, насколько я далек от него. До сего дня я

не слышал, чтобы кому-то в моём положении когда-либо удалось стать адептом. Даже практически мне известно очень немногое из нашей Древней Тайной Науки.4

Последнее предложение было подчёркнуто Учителем К.Х., который прокомментировал: «Это не совсем так. Он знает достаточно для каждого из вас».4

В том же письме к Блаватской он говорит:

«Ваши бескорыстные труды на благо моей страны настоятельно требуют такой помощи от меня и от любого другого индуса, который любит свою страну. Мне достаточно знать, что один из наших Блистательных Братьев был так любезен, что обратил на меня внимание и оказал мне некоторую помощь.»4

Но Субба Роу постепенно обратился против неё, к большой печали других членов. Его враждебность по отношению к ней вышла на поверхность во время заговора Куломбов, тогда как ранее, в письме к некоему В.В. Шивавадханулу от 1.VII.1885 он по крайней мере безличен и нейтрален:

«Вопрос, вставший между Теософическим Обществом и широкой общественностью не в том, честна Блаватская или нечестна, а в том, реальность ли оккультная наука или вымысел. Даже один подлинный феномен должен обеспечить решение в нашу пользу. Мой клиент — Теософическое Общество, а не мадам Блаватская.»5

31 марта 1885 года Е.П. Блаватская «отплыла из её возлюбленной Индии, чтобы никогда туда не вернуться»,6 уйдя с поста секретаря по переписке 21 марта. Она была послана в Европу «поправить здоровье». Президент сформировал «экспериментальный исполнительный комитет» для управления делами Общества, среди членов которого был Т. Субба Роу, а секретарём которого был Ч.У. Ледбитер. Этот комитет, собравшись 12 апреля, принял отставку Блаватской и засвидетельствовал свою «высокую оценку ценных услуг, оказанных ею делу Науки и Философии».7

В общественном мнении всё больше поднималось голосов за и против Блаватской, устных обвинений и контробвинений. Совет был сильно настроен против опровержения обвинений. Субба Роу объявил, что «если Е.П.Б. будет поддерживать это возбуждение (памфлетами, по переписке и в личных беседах, и такими спорами, как сейчас...), то он не только выйдет из Теософического Общества, но и побудит всех, на кого имеет какое-то влияние, поступить так же».8

К счастью, к 1886 году атмосфера несколько успокоилась, и возникла мысль, что Блаватскую можно позвать обратно в Индию, но, к неприятному удивлению Олкотта, Субба Роу сильно оппонировал этой идее.

«В Адьяре положение вещей становится всё более неприятным по причине трений между Е.П.Б. и Суббой Роу и некоторыми из его англо-индийских сторонников», записал Олкотт.9

Устранение Суббы Роу от сотрудничества с Блаватской в обещанной помощи с «Тайной доктриной», его критицизм семеричной классификации в лекциях о Бхагавад-гите и её ответы и обмен письмами могли только способствовать дисгармонии. В конце концов он вышел из Т.О., хотя и сказал, что его отношения с ним продолжают быть дружескими. Но основное и главное возражение, которое у него было против работы Блаватской, состояло в том, что она выдала профанам много эзотерических тайн. Тот факт, что план «Тайной доктрины» был создан самим Учителем, равно как и многое из её текста, особенно то, что основывалось на древних записях, он игнорировал. То, что Блаватская была под прямым руководством и водительством Учителя, было фактором, который Субба Роу не позаботился признать. Он зашёл так далеко, что сказал своим товарищам, что Учителя её покинули и теперь она — лишь пустая оболочка, лишённая всякой ценности. Это вызвало большое раздражение Блаватской, которая, как обычно, не делала попыток скрывать свои чувства.

Комментируя события 1887 года, полковник Олкотт пишет:

«Мне невыразимо больно читать её письма, которые она посылала из Европы, и видеть, как она страдала по разным поводам, часто тревожась и беспокоясь по пустякам. Из самых неприятных причин я назвал бы отступничество Т. Субба Роу, приём помощником редактора «Теософиста» (которого она она сама и назначила) к публикации статей, которые она считала антагонистическими трансгималайским учениям, его отказ редактировать рукопись «Тайной доктрины» в нарушение его первоначального обещания, хотя она сделала машинописную копию, что обошлось в 80 фунтов, и отправила мне для этой цели, и его полное осуждение этой книги...»10

Сама Блаватская пишет:

«...Пока что я единственное связующее звено между европейцами и махатмами. Индусов это не беспокоит. Дюжины из них являются челами, сотни знают их, но как в случае Суббы Роу, они скорее умрут, чем будут говорить о своих Учителях. Хьюм не смог получить от Суббы Роу ничего, хотя каждый знает, кто он такой.»11

Самое откровенное заявление Блаватская сделала в письме Арундэйлам от 16 июня 1885 г.

«Но зачем же нужно Лондонской Ложе — голове и мозговому центру Т. О. — мучиться и рисковать распасться из-за бурных биений его сердца — адьярской штаб-квартиры? Такие как Субба Роу — бескомпромиссные посвященные брахманы, — никогда не раскроют даже то, на что им дано разрешение. Они слишком ненавидят европейцев.

Разве он на полном серьезе не сообщил м-ру и миссис К. О., что отныне я «представляю собой оболочку, которую покинули и от которой отказались Учителя?» Когда же я ему сделала выговор за это, он ответил: «Вы были виновны в самых ужасных преступлениях. Вы раскрыли тайны оккультизма — самые священные и самые сокрытые. Скорее вас следовало бы принести в жертву, чем то, что никоим образом не предназначалось для европейских умов. Люди слишком сильно верили в вас. Пришло время заронить в их сознание искру сомнения. Иначе бы они выкачали бы из вас все, что вы знаете». И теперь он действует по этому принципу. Прошу вас, дайте знать об этом м-ру Синнетту.»12

Блаватская ещё раньше выражала своё недовольство — 17 марта, когда она в длинном письме к А.П. Синнету писала:

«Хотя они* стоят за меня и будут стоять до последнего, они обвиняют меня, что я осквернила Истину и Учителей, так как послужила средством к написанию «Оккультного мира» и «Эзотерического буддизма»... Я — мертва, а Общество скажи — «прощай» Учителя. Скажите уже сейчас — все, за одним, пожалуй, исключением, ибо я дала слово моим индийским братьям-оккультистам никогда не упоминать Их имена кроме как только среди своих, и это слово я буду держать... и всё это потому что мы профанировали Истину, выдавая её неразборчиво, и забыли девиз истинного оккультиста: знать, пытаться и хранить молчание».13

__________
* Субба Роу и другие — когда они проголосовали против проекта, представленного Хьюмом и требовавшего отставки всех должностных лиц, включая Блаватскую.

27 марта 1885 года она писала:

«Субба Роу повторяет, что священная наука была осквернена и клянётся больше не разомкнуть уста перед европейцем касательно оккультизма».14

Из Вюрцбурга 8 октября она снова писала, говоря, что Д.Н. сказал ей «что его Учитель, махатма К.Х., считает его, Дамодара и Суббу Роу ответственными за 2/3 «майи» Ходжсона. Это были они, раздражённые и оскорблённые его появлением в Адьяре с его перекрёстным допросами и разговорами об Учителях».15

Блаватской пришлось столкнуться с обвинениями, что «Разоблачённая Изида» была написана с помощью Суббы Роу. Она ответила на них в письме от 9 января 1886 г.:

«Я познакомилась с Субба Роу в тот день, когда впервые приехала в Мадрас в мае 1882 года. Виделась с ним в течение недели, а потом, до тех пор, пока мы не переехали жить из Бомбея в Мадрас в январе 1883 года, обменялись с ним несколькими письмами. Как я могла писать «Изиду» с его помощью, когда я была в Нью-Йорке, а он в Мадрасе, и мы были совершенно незнакомы друг с другом?»16

Не то, чтобы она принимала сторону европейцев. В начале 1882 г., когда А.О. Хьюм послал для публикации статью и сказал, что «она должна быть опубликована», она заявила:

«Я, конечно же, бросила бы это в огонь, но К.Х. дал знать через Морью, что ему непременно хотелось бы видеть эту статью напечатанной, и мне, само собой разумеется, пришлось заткнуться. Но он [Хьюм] получит хорошенькую нахлобучку от Субба Роу и семи или более чел и заставит ненавидеть себя всех индусов, которые верят в Братьев и всё тут. Должна сказать, что если он желает получить знания от К. Х., то для этого он выбрал забавный способ.»17

В этой статье Хьюма говорится, что «Разоблачённая Изида» — «весьма неточная работа, полная практических ошибок», и предупреждает публику против эгоистичных азиатов, как он назвал Братьев.

Спор между Блаватской и Суббой Роу о четверичной или семеричной классификации принципов человека касался лишь философских разногласий. К тому времени она покинула Индию, «чтобы никогда уже не вернуться», а Субба Роу был строго против того, чтобы позвать её обратно. Его отношение к обещанной редакторской помощи в подготовке «Тайной доктрины» «становилось всё более сложным», хотя он ещё не сказал, что вообще «не приложит к ней руку».

Блаватская упоминает об этом споре как о «трещине в китайской стене эзотеризма» и считала его вводные замечания к лекциям о Бхагавад-гите «пятном, поставленным на изначальное учение». Она пыталась показать, что между двумя точки зрения нет несовместимости, но Субба Роу принял другую позицию и сказал, что «мои замечания были обдуманными и намеренными»,18 а не случайно соскочили с языка, как пыталась объяснить Блаватская. В поддержку семеричной классификации она цитирует его более ранние произведения, но Субба Роу говорит, что «семеричная классификация, хотя и неверная, была шагом вперёд. Она по-своему послужила цели исследования древних систем оккультной психологии».19

Н.Д. Кхандавала, подытоживая спор, выражает несогласие с позицией, занятой Суббой Роу.20

Е.П. Блаватская уже в свои последние годы смогла сказать об этом споре следующее:

«Каждый эзотерист, читающий «Теософист», должен помнить, как резко Субба Роу, учёный ведантист и брахман, восстал против семеричной классификации принципов человека. Он хорошо знал, что я не имела права и не отважилась объяснять в «Теософисте», журнале для широкой публики, настоящую классификацию, и просто воспользовался моим вынужденным молчанием. Учение о семи таттвах (принципах как вселенной так и человека) считалась очень священным, а потому держалось в секрете брахманами древности, которыми теперь это учение почти забыто. Но ему по сей день учат в школах за Гималайским хребтом, хотя вряд ли его теперь знают или помнят, кроме редких посвящённых. Политика постепенно менялась, челам стали давать это учение в общих чертах, а с приходом Т.О. в Индию в 1897 году мне было указано учить ему в экзотерической форме одного или двух человек, и я выполнила это».21

Блаватскую очень ранило то, как именно Субба Роу стал её «критиком». Хотя его заключительные замечания были вежливы, трудно сказать, насколько они её успокоили и были ли на самом деле примирительными. Но она никогда не позволяла, чтобы уничижительные замечания о нём оставались без ответа. «Я не смогла бы... оставаясь безучастным зрителем, спокойно стоять и выслушивать потрясающие сведения (от Гауфа) о том, что Шанкарачарья теист, а Субба Роу не знает, о чем говорит, без того, чтобы вконец не разбушеваться».22 «Затем бесконечная статья от этой слепой летучей мыши У. Оксли — против Суббы Роу, которого он называет фанатичным ортодоксальным брахманом!!»23 Она лишь сожалела, что Субба Роу «тоже изменился, поскольку я получила за эти два с половиной года от него одну строчку в ответ на несколько моих длинных писем».24

В своём журнале «Люцифер» Е.П. Блаватская сообщила о смерти Т. Субба Роу, опубликовав эту заметку на видном месте:

«Немного есть членов Теософического Общества, которые не слышали о Суббе Роу, великом учёном ведантисте; немного читателей «Тайной доктрины» незнакомы с его именем как талантливого автора лекций о Бхагавад-гите... У кармы таинственные пути достижения своих целей, которые для профана вечно останутся непостижимыми. Мы можем лишь чувствовать глубочайшее сожаление, что такая карма настигла того, с чьей смертью Мадрас лишился одного из величайших умов, а Индия потеряла одного из своих лучших учёных.

Пусть его следующее рождение будет скорым, а новая жизнь — длиннее, а главное, пусть он родится опять в Арьяварте. Sit tibi terra levis. [Да будет тебе земля пухом]»25

Е.П. Блаватская продемонстрировала великое «братское чувство к соученику», равно как и «добровольное подчинение требованиям Истины».


Ссылки на литературу

1. Письма Е.П.Б., №CLXI, с. 316.

2. Там же, с. 317.

3. Там же, с. 318.

4. Там же, №CLXII, с. 321.

5. EW, с. 566.

6. J. Ransom, «A short history...», с. 222.

7. Там же, с. 224.

8. Там же, с. 228.

9. H.S. Olcott, «Old Diary Leaves», т.IV, 1975, с. 43.

10. Там же, с. 23.

11. «Письма махатм», ML-138, с. 467.

12. Письма Е.П.Б., №XLII, с. 92-93.

13. «Письма махатм», ML-138, с. 467.

14. Письма Е.П.Б., №XXXII, с. 77.

15. Там же, №L, с. 122.

16. Там же, №LIX, с. 142.

17. Там же, №XVI, с. 29-30.

18. EW, с. 315-34.

19. EW, с. 371.

20. EW, с. 376-87.

21. H.P. Blavatsky Collected Writings, т. XII, Wheaton, TPH, 1980, с. 605-6.

22. Письма Е.П.Б., №XXXIII, с. 78.

23. Там же, №XIV, с. 26.

25. «Damodar and pioneers of theosophical movement», с. 666.

26. «Lucifer», август 1890, с. 509.


Т. Субба Роу и «Тайная доктрина»

Уведомление в февральском выпуске «Теософиста» за 1884 г. гласило, что «Т. Субба Роу Гару, бакалавр, член Т.О., член совета Теософического Общества и секретарь Мадрасского отделения»1 будет помогать как соавтор в написании «Тайной доктрины». Это было первое официальное упоминание его связи с этой работой. Хотя «Хронологическое введение» к «Тайной доктрине», составленное Борисом Цырковом к изданию TPH 1978 года, даёт полную историю её публикации, мы приводим следующую хронологию в таком объёме, в каком это связано с Суббой Роу:

4 апреля 1885 г.

Е.П. Блаватская пишет Олкотту, что Субба Роу сказал ей «писать Тайную доктрину и каждую неделю присылать ему через вас написанное мною».2

6 января 1886 г. Блаватская опять пишет Олкотту сообщая подробности того, какую помощь Субба Роу может оказать в этой работе:

«Заручитесь помощью Суббы для «Тайной доктрины». Там много адвайтизма, или древней религии ариев оккультной, что будучи подкреплено тем, что может добавить С.Р., убьёт Ходжсона и компанию на месте. Сделает ли он это для тебя, или, скорее, для себя и адвайтизма? Если он верно обещает и ты думаешь, что он это сделает, я буду посылать тебе по две или три главы сразу, если нет — я начну публиковать здесь. Пусть он посмотрет первые пять или шесть глав и вынесет своё суждение. Мы сможем быстро завоевать публику в Индии, если он поможет мне с древними цитатами и оккультными значениями, добавленными к моим.»3

19 января 1886 г. Олкотт пишет:

«Субба Роу просмотрит это с Оукли, и затем это вернётся к тебе. Он спросил, волен ли он добавлять или изменить, на что я ответил — конечно, что для этого его и просят редактировать. Тогда он согласился.»4

В письме к Синнетту Блаватская говорит:

«Хочу, чтобы вы увидели это и прочитали сами, прежде чем это пройдёт через руки С.Р., а то как бы Ходжсон не сказал опять, что ТД написана Суббой Роу, как предположили про «Изиду». Что мне нужно теперь, так это свидетели».5

14 июля 1886 г. Блаватская пишет Олкотту:

«Совет С.Р. будет бесценным, и если вы сделаете так, что рукопись будет у него не больше месяца, это будет отлично... Но вы должны заставить С.Р. её прочитать, а не откладывать в сторону, оставив до того, как появится свободное время и охота, как он всегда делает».6

Октябрь 1886 г.

«Отношение Т. Суббы Роу становилось очень неблагоприятным. Временами он был угрюм, и его брахманское воспитание в значительной мере на него влияло. Он был против раскрытия каких-либо высших эзотерических учений; его недоверие к западным людям было острым, и он никогда не принимал полностью тот факт, что оккультные учения могли быть так свободно выдаваемы «женщиной».»7

4 января 1887 г. Блаватская пишет:

«Рада, что Суббе Роу понравился мой «Пролог»... Пусть он делает, что захочет. Я даю ему карт-бланш.»8

10 сентября 1887 г. Блаватская пишет Г. Суббая Четти:

«...Субба Роу через К. Оукли отказался читать мою «Тайную доктрину» или иметь к ней какое-либо отношение. Я потратила 30 фунтов на её перепечатку с целью послать ему, и теперь, когда всё готово, он отказывается в неё взглянуть. Конечно, у него найдётся новый предлог вникнуть в неё и критиковать, когда она выйдет. Потому я отложу её публикацию».9

24 февраля Блаватская пишет Олкотту:

«Теперь Тукарам пишет мне письмо. В нём он говорит, что С.Р. сказал ему, что был готов мне помочь и откорректировать мою Т.Д., с условием, если я уберу оттуда всякие упоминания Учителей. Не хочет ли он сказать, что я должна отрицать Учителей, или что я не понимаю их и искажаю факты, которые они мне дают, или что он, С.Р., знает доктрины Учителей лучше меня? Ведь это может означать всё это. Пожалуйста, при первой же возможности скажите всему Адьяру следующее:

1) Это я первая сообщила миру и Т.О. о существовании наших Учителей. Я сделала это, потому что они послали меня выполнить работу и сделать свежий эксперимент в этом XIX веке, и я сделала это так, как могла и знала. Это может не сходиться с идеями С.Р., но это соответствует истине и фактам... И тут одно из двух — либо я знаю их лично, как всегда утверждала, либо я придумала их и их учения».10

В письме, посланном Блаватской несколькими американскими теософами, или в ответе на него от Н.Д. Кхандавалы имя Суббы Роу не упоминалось. Но в письме от Н.Д. Кхандавалы, датированном 12 августа 1888 г. утверждается факт, что «упомянутый ученик индийского [эзотеризма] отказался взяться за задачу по исправлению книги или хотя бы частей её.»11

Окончательный выход томов был очень сильно задержан, но у этого, как было сказано, была и своя хорошая сторона. Первый том «Тайной доктрины» был опубликован 20 октября 1888 года, а в ноябре вышел и второй.

Субба Роу в «Тайной доктрине» много цитируется. Использована его статья «Двенадцать знаков зодиака» помимо его лекций о Бхагавад-гите (при объяснении термина «мулапракрити»). Следующие выдержки выражают восхищение Блаватской им:

«Приложенная краткая заметка принадлежит перу Т. Субба Роу, весьма выдающегося ученого ведантиста. Он предпочитает брахманское подразделение раджа-йоги и с метафизической точки зрения он совершенно прав. Но поскольку это лишь вопрос простого выбора и удобства, то в этом труде мы придерживаемся классификации, пользовавшейся уважением с давних времен, именно, классификации Транс-Гималайской, «Эзотерической школы архатов».»12 ... «см. превосходные определения Парабрахмана и логоса в лекциях Т. Субба Роу о Бхагавад-гите».13

Субба Роу, хотя и вышел из формального членства в Теософическом Обществе, сохранял контакты с Адьяром и читал теософические книги и журналы. Он прожил более двух лет после выхода из Общества и более года после того, как была опубликована «Тайная доктрина», но никаких письменных свидетельств его отклика на неё нет, кроме его основного возражения, что она слишком много открывает «профанам». Возможно, что он был действительно потрясён её научным и в то же время ясным представлением и всем её отважным настроем. Он считал слишком нежелательным, чтобы этого касался ортодокс.

Хотя его сотрудничество, помощь и руководство оказались недоступными при написании этого монументального труда, ясно, что Е.П. Блаватская желала, чтобы его имя помнили в связи с этим, потому что в дополнение к многим упоминаниям его в тексте она использовала одно из его высказываний для введения к итогу первого тома.


Ссылки на литературу

1. «The Theosophist», февраль 1884.

2. Boris de Zirkoff, «Rebirth of the Occult Tradition», Adyar, TPH, 1977, с. 7.

3. Там же, с. 23.

4. Там же, с. 24.

5. Письма Е.П.Б., №LXXXIII, 197.

6. «Rebirth of the Occult Tradition», с. 28-29.

7. Там же, с. 32.

8. Там же, с. 38.

9. Там же, с. 45.

10. Там же, с. 48.

11. Там же, с. 50.

12. «Тайная доктрина», т.I, с. 211.

13. «Тайная доктрина», т.III, с. 311 и 318.


Медаль Т. Суббы Роу

В 1880 г. «президент учредил почётную медаль, изготовленную из чистого серебра и подходяще выгравированную, которой ежегодно будет награждаться индийский автор за лучшую статью по какому-либо вопросу, связанному с их древними религиями, философиями или науками, предпочтительно по оккультной или мистической науке, известной древним и практиковавшейся ими. Он назначил комитет из четырёх индийцев в качестве жюри — под одному из Бомбея, Мадраса, Пуны и Калькутты. Присланные статьи не были найдены достойными отличия, так что идея осталась в подвешенном состоянии до 1883 г., когда была учреждена медаль Суббы Роу...»1

В 1882 г. было учреждено Мадрасское Теософическое Общество с Суббой Роу в качестве секретаря. Международная штаб-квартира в конце года тоже была переведена в Адьяр, в Мадрасе. Олкотт свидетельствует, что одним из факторов, повлиявших на этот выбор, было присутствие в Мадрасе Суббы Роу.

На съезде, проходившем в декабре 1883 года, было решено, что медаль в честь Суббы Роу будет ежегодно присуждаться любому члену Теософического Общества за лучшую работу по следующим темам:

Арийская оккультная наука и философия;
Буддийская эзотерическая философия;
Халдейская эзотерическая наука и философия, а также зороастризм;
Иудейская каббала и эзотерическое толкование христианской религии.

Когда в 1884 г. был учреждён фонд, Учитель пожертвовал 100 рупий. Награду получили П. Шриниваса Рау (в 1885 г.) и Е.П. Блаватская (в 1888 г.), фактически получившая её только в 1890 г.

Когда в 1890 г. Субба Роу умер, было предложено, что должна быть ежегодная награда в его память. Резолюция, принятая в конце съезда 1891 г., гласит следующее:

«В будущем медалью Суббы Роу будут награждать на каждом ежегодном съезде автора, сделавшего наиболее ценный вклад в теософическую литературу будь то переводом на английский или оригинальным сочинением.»2

Однако, до 1895 года награды не вручались. Награждены были:

1895   Анни Безант
1896   А.П. Синнетт
1897   Ч.У. Ледбитер
1898   Дж.Р.С. Мид
1899   У. Скотт Эллиотт
1900   Бхагаван дас

После 1900 г. награда в течение 6 лет не присуждалась, а далее присуждалась нерегулярно:

1906   Т. Паскаль
1909   Рудольф Штайнер
1911   Дж. Кришнамурти
1912   Отто Шрадер
1913   К. Джинараджадаса
1923   Пурненду Нараян Синха
1924   Эрнест Вуд
1925   Й.Й. ван дер Лёв
1934   Елена Писарева
1935   Дж.С. Арундэйл
1936   Ж. Эмиль Марко
1938   Джозефин Рэнсом
1939   Д.Д. Канга
1940   Э.Л. Гарднер
1941   Дхирендранатх Датта
1942   Дж.Х. Казинс
1943   Бхикку Арья Асанга
1944   Мэри К. Нэфф
1946   Г. Шринивасамурти
1949   Л.В. Роджерс
1951   Н. Шри Рам
1952   Элизабет Престон
1954   Джеффри Ходсон
1955   Рохит Мехта
1956   Клара Кодд
1975   И.К. Таймни
1977   Э. Лестер Смит
1980   Борис Цырков
1990   Вирджиния Хэнсон


Ссылки на литературу

1. Дж. Рэнсом, «Краткая история Теософического Общества», с. 140.

2. Там же, с. 189-90.


Эпилог

Жизнь Суббы Роу в этом воплощении была краткой, но очень целеустремлённой и содержательной. Он жил в особый переходный период в индийской истории. Ученый в традиционных знаниях, он также получил прекрасное английское образование и превосходил всех своих современников в достижениях, касающихся оккультной науки и тайной мудрости.

Подобно многим интеллектуалам своего времени он по историческим причинам не мог примириться с европейцами или сосуществовать с ними. Его предрассудки были глубоко укоренившимися и иногда даже удерживали его от следования советам своих духовных учителей.

Сейчас, по прошествии столетия, пожалуй, бесполезно рассуждать, какой ход приняли бы события, будь его поведение другим. Он действовал согласно своему разумению. Но несомненно, то, что случилось, и реакции на это послужат будущим поколениям указателями, как надо и как не надо реагировать.

«Челе, находящемуся на испытании, разрешено думать и поступать, как он того желает. Его предупреждают, ему говорят заранее: «Вы будете искушаемы и вводимы в заблуждение; два пути будут открыты перед вами, и оба ведут к одной и той же цели, которой вы хотите достичь; один легкий, и он скорее приведет вас к выполнению указов, которые могут быть вам даны; другой более трудный, более долгий, полный камней и терний, о которые вы не раз споткнетесь на вашем пути; и в конце его вы, возможно, потерпите неудачу и не будете в состоянии исполнить указы, данные для выполнения какой-нибудь особой несложной работы. Но, если все перенесенные на втором пути тяготы в конечном счете будут вменены вам в заслугу, легкий путь может доставить вам только кратковременное удовлетворение, легкое выполнение задания». Чела вполне волен, и часто вполне оправданно с точки зрения внешней видимости, подозревать, что его гуру «обманщик», в полном смысле этого изящного слова. Больше того: чем сильнее, чем искреннее его возмущение — выражающееся в словах или только в кипении сердца, — тем более он годен, тем лучше подходит для того, чтобы стать адептом».1


Ссылки на литературу

1. Письма махатм, ML-30, с. 227-28.


Хронология событий

6 июля 1856
Т. Субба Роу родился в Какинаде (сейчас — в штате Андхра Прадеш).
Отец: Т. Вира Венката Нараяна (ум. 1857).
Воспитывался матерью под опекунством деда по матери и дяди.
Дядя по матери: Дигавалли Венката Шиварау, дэван раджи туземного княжества Питхапурам.

1866
Жена, с которой они были обвенчаны ещё в детстве, умерла от холеры.

1872
Принят студентом в Индусский колледж, Какинада.

1872–76
Учился в Колледже президентства, Мадрас.
Получил премию лорда Элфинстоуна (70 рупий) за эссе на английском;
премию Бурдиллиона за телугу (25 рупий); премию махараджи Визьянагарама (20 рупий) за эссе на английском для индусов.
Получил ежемесячную стипендию лорда Элфинстоуна (12 рупий).

1876
Получил бакалавра искусств 1 класса в Мадрасском университете.
Отметка в записях колледжа гласит: «Получил количество баллов, редко достигавшееся в анналах университета».

1876
Женился на Сундарамме, дочери своего дяди по матери.

1877–78
Работал регистратором в высшем суде Бароды.

1878–80
Изучал в Мадрасе юриспруденцию, был четвёртым в классе.

1880
Ученик у мсье Гранта и Лэйнга. Принят в качестве адваката в высший суд, Мадрас.

1882
Встретил Основателей Теософического Общества

25 апреля 1882
Принят в члены Теософического Общества на закрытой встрече.

1886
Прочёл лекции о Бхагавад-гите на съезде Т.О.

1887
Вышел из членов Т.О.

24 июня 1890
Умер в Мадрасе от тяжёлой болезни.


Перевод K.Z.